Главная » Развлечения » Владимир Финогеев: Школа Достоевского

Владимир Финогеев: Школа Достоевского

Федор Михайлович ДостоевскийФедор Михайлович Достоевский Фото: РИА Новости

— «Узнаю Федора Михайловича. «Взгляни на этот портрет Достоевского». Портрет хрестоматийный, с детства знакомый. Да и как не узнать. Спроси меня, кто его родители и где он учился, я затруднюсь с ответом. О Достоевском мы знаем много, кажется, почти все, хотя это не более чем привычка. — «Написал его Василий Перов по заказу Третьяковской галереи в 1872 году. Или вот этот портрет, знакомый каждому, а кто его написал, я сейчас тоже не скажу». Что скажешь?» — «Достоевский изображен сидящим на темном фоне. И я выбрал его потому, что здесь хорошо видны пальцы и часть левой кисти. Лицо с подчеркнутыми углами, оттененной скулой, кругами под глазами, нос острый, губы сжаты — таким строением лица художник хотел передать сложную, противоречивую, страдальческую натуру и трудную судьбу Достоевского. Лицо и руки ярко освещены. — «Считают, художник запечатлел писателя в миг открытия какой-то страшной духовной тайны», — задумчиво произнес Слава. Перов показал момент напряженной духовной работы: взгляд сосредоточен, руки сцеплены, чтобы подчеркнуть концентрацию внимания и духовных сил». Посмотри, глаза у него совершенно черные. «Мороз по коже от таких слов. В них будто другая вселенная. Жуть. Но вот оцени: еще не став писателем, до первых книг, Достоевский писал брату Михаилу: «Человек есть тайна. Что же это за тайна?» — «Теперь уж не узнаем. — «Это точно! Ее надо разгадать, и ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком». Тут и тайна происхождения, и тайна назначения, и тайна ухода. Человек — тайна из тайн! Слава остановил меня: «Но я ожидаю от тебя не искусствоведческого анализа, а, так сказать, ручного». Я думаю, кисть Перова подчинялась ощущению этой тайны». Хотел сказать, что рука — тоже тайна. — «Я шел к этому. Мы иногда говорим «читать руку». У каждого — уникальное сочетание признаков, единственное и неповторимое, как и сам человек. Руку надо распутывать. Строго говоря, рука не «читается». Обратимся к портрету. Анализ руки — сплав знания, опыта и постоянной работы мысли. Прежде надо отметить, что большой палец больше нормы по длине, то есть он длинный, но не выдающейся длины. У нас есть большой палец левой руки, указательный и средний правой. Но она не длинная и может быть чуть короче нормы». Первая, ногтевая фаланга имеет изящ­ную форму, что говорит об утонченности мышления и художественном даре. Есть духовная, а еще воспитательная, происходящая от внешних условий и саморазвития. — «Означает ли это слабую волю?» — «Вот кого я предупреждал о поспешных выводах?» — «Но ты сам говорил, что короткая фаланга — признак недостаточной воли?!» — «Первая фаланга большого пальца выражает волю естественную, природную, которая первой вступает в действие, но есть еще воля головная. Надо учесть форму пальцев и линию головы. Это все части одного и того же волевого фронта. Прямая, глубокая, ясная линия, четкая, одинаково узкая по всей длине — это не только ясность, сила мышления, это и сила воли, идущая от ума и духа, которой обладатель компенсирует недостаток воли естественной. Линия головы реализует головную волю. — «А какова могла быть линия ума у Достоевского?» — «Я бы предположил две линии. К сожалению, линия головы Достоевского нам недоступна». Это давало писателю колоссальную интуитивность, созерцание всего единства и различия одновременно, самобытность и оригинальность видения мира. На одной руке линии сердца и головы совмещены в одну, так называемая обезьянья линия, причем к ней придана снизу еще одна линия головы, но с разрывом или просто отдельным фрагментом. Она позволила бы ему поймать все полеты, все нюансы обезьяньей линии, расположить в систему и досконально описать. На другой руке линия головы должна быть прочерчена по линейке: прямая, длинная, четкая и ровная. Указательный и средний пальцы — гладкие, без узелков, длинные, по ширине одинаковые как в основании, так и в окончании, с квадратным ногтем. Но вернемся к тому, что видим: вторая фаланга большого пальца явно длинная, это говорит о рассудительности, способности излагать ясно, с учетом формы первой фаланги — утонченно и красиво. Здесь же определенный аскетизм». Это быстрота мышления и его упорядоченность, способность к естественным наукам. А перед этим он получил очень хорошее образование в частном пансионе в Москве — пансионе Леонтия Чермака на Новой Басманной улице. — «Достоевский окончил Главное инженерное училище в Петербурге. К оличество часов обучения невероятное для нас, нынешних лентяев. Он считался одним из лучших образовательных учреждений того времени. Но это еще не все. Изучали математику, физику, логику, риторику, историю, географию, рисование, танцы, пять иностранных языков: латынь, греческий, английский, немецкий, французский. Обед. Подъем в 6 утра, молитва, завтрак, учеба до 12:00. С 19:00 до 22:00 — повторение уроков. С 14:00 до 18:00 — занятия. Отбой. Ужин. Домой отпускали по воскресеньям. И так — 11 месяцев в году в течение трех лет! После чего поступил в инженерное училище. Достоевский учился там с 13 до 16 лет. Утверждают, что он был одним из самых образованных писателей России». Потом всю жизнь занимался самообразованием. Но соединяя коротковатую фалангу большого пальца с квадратными, длинными, гладкими пальцами, скажем, что воля Достоевского избирательна. — «Такая школа приучит к труду тех, у кого пальцы гладкие (не желающие методично усваивать знания) и квадратные (желающие учиться системно), как указательный и средний у Достоевского на портрете. Только тогда, оттолкнувшись от «дна», начинает работать непрерывно, сутками». Где-то он работает методично, но иногда его смывает темный произвол первой недлинной фаланги большого пальца, и он откладывает до последнего дня, до крайней черты, упав в бездну. — «Да, ведь он был игрок. — «Именно так он написал своего «Игрока», продиктовал стенографистке за 28 дней». — «Длинный безымянный есть признак гения. Кроме коротковатой первой фаланги большого пальца должен быть еще длинный безымянный». Верно?» — «Да, если он поражает длиной, когда на него смотришь».





Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*