Маша.

Так получилось, что в этом году он совпал с ночью на Ивана Купалу. Выпуск в Академии отшумел, отгрохотал фейерверками, унес все волнения и тревоги. Оставив хмельную профессуру за разговорами, бывшие курсанты отправились к реке, разбрелись кто куда, разбились на компании и парочки.

Вместе с искрами над верхушками сосен летели звонкие голоса, слышался смех. У кромки леса горело три больших костра. Они с Машей, прогуливаясь вдоль берега реки, отошли от общего веселья довольно далеко. Данила оглянулся. Вода лизала их голые ноги, с тихим плеском накатывалась на песчаный берег.

– Скоро солнце зайдет.

Но ты права, скоро зайдет. – Это не солнце, а эйч-ди восемьдесят пять пятьсот двенадцать.

– Зануда.

Улыбнулся, пожал плечами – “да, зануда”.

– скинула с себя всю одежду, нагишом бросилась в воду, – Ну же! – До захода надо искупаться! Что ты стоишь?

Во время учебы и на практике всякое бывало: дальние экспедиции, тесты на выживание – все в равных условиях, разницы между девушками и парнями никакой. Маша окатила его фонтаном радужных брызг, засмеялась. Но до сих пор смущался. Он видал девчонок без одежды, да и Машу тоже.

Они долго плавали, ныряли, поливали друг друга водой. Стянул с себя брюки, рубашку… Вошел в теплую, как парное молоко, реку. Она взяла его за руку. Потом, уставшие, вышли на берег, разлеглись на песке.

– Завтра – всё?

– Всё.

На планете не было колонии, только Академия исследований дальнего космоса. Учеба завершена и они готовились покинуть альма-матер. Вокруг – фермерские поля, по которым ползали неутомимые дроиды. Взлетно-посадочная площадка, несколько учебных корпусов, аккуратные домики кампуса.

– Маша вскочила, подхватила одежду, на ходу натягивая на себя. – Пойдем!

– Куда?

– указала рукой на колышущуюся волнами пшеницу. – Туда!

Данила поспешил за ней, застегивая рубашку.

– Зачем?

Она обернулась, посмотрела ему в глаза.

“Маша, мы просто друзья”. – Я знаю, что ты скажешь.

Мы просто… – Это так.

То есть… О том, но… Черт! – Ну вот видишь, – шла через поле, высоко поднимая колени, осторожно трогая руками колосья, – А я ведь совсем не о том.

Данила ждал, ничего не говорил. Остановилась, подняла голову к небу, на котором появлялись первые звезды. Обняла за шею. Наконец, она снова повернулась к нему.

Понимаешь? – Завтра – всё.

– Да я знаю, знаю!

Она отрицательно покачала головой.

Для меня – вообще всё. – Нет, ты не понимаешь. Хавет-11, Данила. Конец! Я никогда больше не смогу… Если не сейчас. Планета-океан.

Не стал мешать ей, когда она в сумраке, наощупь, принялась расстегивать пуговицы. Он прикусил губу, глядя себе под ноги. Повалила приятеля на землю, сминая колосья… Не справилась, дернула сильнее, разорвав его рубашку.

Там, рядом с одним из ракетоносителей, возвышалось здание с аншлагом “Блок биотрансформации”. Утром, с первыми лучами эйч-ди восемьдесят пять пятьсот двенадцать, она поцеловала спящего Данилу в щеку, оделась и ушла в сторону взлетно-посадочной площадки.

Нарастающий гул вспугнул птиц, перешел в рокот. Когда парень проснулся, светило уже поднялось высоко. Посмотрел на взлетающий корабль. Данила встал, приложил ко лбу ладонь, прикрываясь ею, как козырьком. Одна из них подписана, как “Мария Березина”. Он знал, что где-то внутри этого железного монстра, в амортизационной камере, были аккуратно уложены контейнеры с желеобразными массами. На планете осталось лишь подлежащее утилизации тело, которое пожертвовало своим сознанием ради формы, удобной для изучения планеты-океана.

via Фантастические рассказы .





Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*