Главная » Юмор » Как борьба на рынке нефти скажется на экономике России

Как борьба на рынке нефти скажется на экономике России

В центре Карнеги хорошая статья Андрея Мовчана "Картельные инвесторы. Как борьба на рынке нефти скажется на экономике России".

Цитаты.

Формальное обоснование отказа России от соглашения было названо – дескать, сильное падение цены на нефть выведет из игры перекредитованных сланцевых производителей в США. Объяснение это не учитывает простейших реалий: производство сланцевой нефти легко свернуть и развернуть обратно.

Производители в США уйдут с рынка на время низких цен и вернутся, как только цены вырастут. В результате в проигрыше будут те, кто будет продавать по низким ценам в течение полугода-года. США легко переживут сокращение добычи нефти: вклад нефтедобычи в рост американского ВВП оценивается в 10%, то есть в 0,2–0,3% ВВП ежегодно, общий валовой продукт нефтегазовой индустрии не превышает 7% ВВП США.

Доля нефти в ВВП России вдвое больше – 15%. Корреляция движения российского ВВП с движениями цены на нефть – почти 99%. Очевидно, что краткосрочно Россия проиграет существенно больше, а в долгосрочной перспективе ничего не выиграет. Чем дальше, тем лучше в США технологии добычи, тем ниже себестоимость и выше доходы.

Более того, в настоящее время падение цен на нефть вкупе с корона-кризисом может привести к рецессии в США и существенной коррекции американских рынков. В этих условиях победа спокойно относящегося к России Дональда Трампа на выборах осенью внезапно оказывается под вопросом. Победа же Байдена или даже Сандерса будет означать резкий поворот американской политики в антироссийскую сторону – ужесточатся санкции, противостояние в Сирии, Запад займет более жесткую позицию по отношению к ситуации вокруг Украины. Вряд ли этого хотят российские власти. 

Возможно, действия России продиктованы личной обидой нескольких крупных политиков на сланцевую нефть. В начале 2010-х специалисты в России предупреждали Кремль о начале сланцевой революции и необходимости перестраивать стратегию на нефтяных рынках с ее учетом. Однако несколько крайне влиятельных персон заявили, что «сланцевая революция – это миф и блеф».

Кризис 2014–2016 годов оказался для Кремля внезапным ударом. Репутация сановных пророков, отрицавших сланцевую нефть, была подпорчена, их самолюбию нанесен значительный удар. Вероятно, эти люди (более самоуверенные, чем компетентные) сегодня увидели шанс наказать сланцевую нефть за то, что они ее проглядели – возможность в реальности совершенно мифическую.

В свете этого крайне забавно было послушать Ремчукова в "Особом мнении". Сначала он довольно толково говорил об экономических последствиях распространения коронавируса. Однако когда дошли до падения курса рубля и ситуации с нефтью и экономикой, Ремчуков с такой скоростью "врубил методичку", что от какого-нибудь Соловьева-Симоньян не отличался уже совсем. Всегда с большим интересом наблюдаю за метаморфозами, происходящими с этим человеком, это очень познавательно.

Тезисы простые. Все правильно сделали, потому что американцы давили со своей сланцевой нефтью, а нас с чего вдруг ограничивать? Теперь в Штатах все производители загнутся, а мы будем впереди на белом коне. Резко взлетевший курс рубля - так это и хорошо (как учил нас великий экономист Путин, но Ремчуков данную фразу почему-то не произнес): мы же продаем за доллары, а рублей за доллар дают больше, так что всех пенсиями обеспечим. Да народу вообще похрен на эти доллары, на эту тему только малочисленный средний класс шебуршится. Ну, не скатаются они в эти свои Европы - делов-то.

Причем все по той же методичке Ремчуков еще и откровенно передергивал в вопросах, которые легко проверить, а когда его ведущий на этом ловил, он соскальзывал совершеннол потрясающим маневром, цитирую:

К.Ремчуков― Они занимали сегменты рынка, они и наших клиентов, в том числе, забрали. Но главное, что они вышли на первое место. Саудовская Аравия, мы.

Что делать в этих условиях? Какие появляются у России ресурсы в этой борьбе, как кажется, наверное, кому-то в Кремле, кто поддержал эту борьбу? Во-первых, состояние сланцевой нефти в США с финансовой точки зрения очень тяжелое. Этот сектор за это 10-летие впитал в себя 400 миллиардов долларов капитала. У них долги 80 миллиардов, которые нужно платить буквально в следующем году и в 22-м году. 60% этого долга очень плохие. Считается, что даже при 50 долларов за баррель сланцевым компаниям трудно получить кредитование в Америке.

А.Соломин― Я слышал другие оценки — что цена рентабельности 25 долларов, и легко заморозить эти скважины, потом разморозить. Это не как обычные скважины.

К.Ремчуков― Хорошо. Я продолжаю. Даже при 50 долларов за баррель трудно получить рефинансирование. И это сказывается на облигациях, они называются «мусорны облигации» у них, которые просто как бы никому не нужны. И сегодня, по-моему, Wall Street Journal писал, что уже долларовая облигация стоит 35 центов. То есть 65% стоимости те, кто хотят хоть какие-то деньги получить с этих компаний, уже готовы их обязательства в 1 доллар продать кому-то за 35 центов. Это очень большие потери. И это говорит о том, что доверие финансового рынка к этому сектору американской экономики отсутствует.

В общем, лучше Соловьева слушать вместо Ремчукова. Во-первых, все-таки первоисточник, а, во-вторых, он при этом орет очень прикольно - как бабуин, которому под хвост перца насыпали.





Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*