Главная » Приколы » Депрессия. Записки из дурдома. ч.1

Депрессия. Записки из дурдома. ч.1

Взгляд изнутри на болезнь и жизнь в психиатрической больнице.

Все как-то сошлось одно к одному. 2018 год выдался одним из самых неудачных в моей жизни. И череда моих поступков, вызванных этим открытием, которые сделали развод неизбежным. И признание жены, что она давно уже меня не любит и живет со мной только из-за детей и комфорта. И много еще чего...
В общем, к середине марта я оказался сидящим в квартире в одиночестве и на таблетках. И потеря высокооплачиваемой работы на руководящей должности. Антидепрессантов великое множество, и на разных людей они действуют по-разному. Я специально не буду приводить названия препаратов, чтобы предупредить попытки самолечения на основе этого рассказа. Если эффекта нет, назначают другой препарат и снова ждут две недели. С начала приема до проявления первых эффектов проходит обычно две недели. Например, мне современный модный и дорогой препарат, назначенный для приема дома, "не зашел". И так, пока не "попадут". Каждое утро начиналось с мысли о том, что "я опять проснулся, какая досада, впереди еще один мучительный день". Симптомы не исчезали, а наоборот, все усиливались.
Что это за симптомы? Аппетита не было вообще, было только осознание того, что надо принимать пищу. Дальше надо было заставить себя сходить умыться и что-нибудь съесть. Ел и возвращался на кровать, на которой еще совсем недавно спал мой сын. Готовка превратилась в отдельный вид каторги, поэтому ел я обычно 1-2 раза в день и что попало. Город у нас небольшой и должностей с зарплатой, что была у меня раньше, совсем немного, еще меньше в той отрасли, в которой я строил карьеру с молодости. Открывал хедхантер и просматривал появившиеся вакансии. С самого утра ты начинаешь настраиваться, проигрывая в голове тысячу раз все, начиная с того, как будешь добираться, заканчивая тем, что именно будешь говорить и как улыбаться и отображать эмоции, чтобы выглядеть нормальным. Поначалу все выглядело довольно неплохо, резюме просматривали и приглашали на собеседования с HR, я их проходил уверенно , но ценой неимоверных усилий. По возвращении домой я сразу же падал на кровать и лежал пару часов без движения. И будешь боишься, что тебя разоблачат, поймут, что на собеседовании сидит пустая оболочка, которой через силу управляет кто-то маленький и жалкий внутри, единственная мотивация которого, это "тебе надо получить эту работу, чтобы платить алименты". Дважды из 5-6 попыток получить устраивающую меня должность я был на сто процентов уверен, что меня возьмут. Если везло, засыпал.
Меня вызывали на второй этап - собеседование с непосредственным руководителем или генеральным, и пытка повторялась. Состояние это, понятное дело, не улучшало. Но почему-то не брали. Предлагал лечь в стационар. Я снова жаловался доктору, и он настаивал на том, что сначала надо вылечить депрессию, а потому уже искать работу, желательно на первое время без экстремальных моральных и эмоциональных нагрузок. Резюме просматривали, но не реагировали, на собеседования не звали. Я отказывался, настаивая, что не хочу терять время, что у меня хватит сил, ведь я мужик, я смогу.
На что мне объяснили, что в моем состоянии мотиватор "соберись тряпка, ты просто ленишься" не работает вообще от слова совсем, а только выжигает последние силы.
Потерпев неудачу с "вкусными" вакансиями, я понизил планку и амбиции, стал откликаться уже практически на все вакансии, более-менее близкие мне по опыту. Когда уставали глаза, я поворачивался на бок и смотрел или в стену, или на облака за окном. Так появилась мысль, что я не нужен теперь не только жене, но и любым, даже самым захудалым работодателям.
Повозившись хедхантером, я читал пикабу или дзен, чтобы хоть чем-то выбить из головы жвачку черных мыслей. Из дома выходил раз в 3-4 дня, чтобы купить еды и сигарет. Телевизор, новости, фильмы и сериалы меня не интересовали больше. Нужно было решаться. Покидать дом без необходимости не хотелось - я начал бояться открытых пространств.
Опираясь на все эти факты, логика выстроила цепочку: если ты никому не нужен, то по сути ты не существуешь, остается только ликвидировать физический носитель, чтобы не тратил зря ресурсы. Но решиться сделать последний шаг я никак не мог. И каждый раз, выходя на площадку покурить, я думал о парне, который несколько лет назад решился и выпрыгнул из как раз того самого окна, около которого я стою. Если удачно затянуть веревку, будет перекрыт кровоток к мозгу, а это быстрая потеря сознания и отсутствие мучений. Я знал, что этот парень после падения пытался подняться, и что скорее всего, две секунды полета и еще столько же на земле, были самым страшным, что он испытал в жизни.
Я склонялся к повешению. Я заготовил веревку, нашел в квартире надежное крепление, но так и не решился.
Это добавило еще один повод уважать себя еще меньше, а ненавидеть еще больше. Просто чернота и всё. Все просто, раз не сумел сохранить семью, то одному занимать большую площадь просто неэффективно. Ведь если у тебя не хватает мужества, чтобы сделать то, единственное полезное, что еще можешь - освободить планету от биомусора - то грош тебе цена.
В таких настроениях меня и застала мать, приехавшая из нашего родного города продавать квартиру, в которой я жил с самого детства, а потом с женой и детьми. Она хотя бы заставляла меня есть. Умом я понимал, что это правильное решение, но от того, что придется расстаться с домом детства, где еще совсем недавно бегали и смеялись мои собственные дети, кошки на душе не просто скреблись, а рвали ее в клочья.
С другой стороны, я был очень рад, что какое-то время, пока мама здесь, я не буду одинок.
С приездом матери изменился и распорядок дня. Мы вместе обедали, потом делали уроки, играли, он клеил свои бумажные модели и болтал со мной. И после школы к нам стал приходить сын - школа горазд ближе к моему дому, чем к новой квартире жены. Мы успевали почитать букварь, развеселить электронного питомца на моем телефоне и немного подурачиться, прежде чем приходила жена, чтобы забрать детей к себе. К вечеру мама приводила из садика дочку - я сам за ней ходить не мог. Хотелось умолять ее вернуться, ведь семья - это то ради чего я и жил, и в то же время уничтожить ее за то, что она одним махом разрушила и обесценила все, что я создавал, и всем видом теперь демонстрировала, что я в общем-то не особо и нужен, она сама прекрасно справляется. Общение с ней было еще одним испытанием. Дети внезапно стали восприниматься как чужие. После их ухода я валился на кровать и отлеживался, бросало то в жар, то в холод.
Через пару недель стало совсем плохо. Я рассказал об этом матери, и она стала настаивать, чтобы я лег в больницу.
Я сопротивлялся, тем более, что внезапно повезло с поиском работы - меня утвердили начальником отдела продаж в фирму, которая занималась софтом. Ну ходят по дому какие-то мальчик с девочкой, ну и ладно, скоро уйдут, можно будет снова лечь и свернуться калачиком. И оставался призрак надежды, что если я снова стану добытчиком, моя семья снова соберется вместе. Я сильно терял в зарплате, но рассчитывал, что если займу себя чем-нибудь, мне станет легче. Работать я просто не смог. Но меня хватило ровно на неделю. Но давалось это через изнасилование себя. Нет, я даже успел написать регламент для отдела, разобраться с продуктом, который разрабатывали айтишники, создать базу потенциальных клиентов и т.п. Бывало, я просто залипал, а потом спохватывался и судорожно обдумывал, не замечают ли окружающие, что со мной что-то не так. То в жар, то в холод меня бросало теперь уже на дома на кроватке, а на рабочем месте. Расстались спокойно и с пониманием.
Ночью я не смог заснуть, черные мысли ходили по кругу все вместе и по отдельности. Придя домой, валился на кровать и оцепенело смотрел в стену в ужасе, что завтра все это придется повторить.
Я дождался пятницы, объявил директору, что осознал, что этот вид деятельности совсем не мой. После первых глотков мне стало легче, потом полились пьяные слезы, затем я уснул.
Когда я проспался, мать приказала собираться в больницу. Чтобы хоть как-то прекратить это вот все, я встал, когда начало светлеть небо, вышел на улицу, нашел, где купить водки, и напился в слюни. В больницу мне совсем не хотелось, но спорить было бесполезно, и через пару часов в приемном отделении я рассказывал все, что творится у меня в душе.
Положили без вопросов. Она уже договорилась со знакомым заведующим отделением, чтоб он меня посмотрел, раз амбулаторное лечение не дает эффекта. Также расскажу и о самых интересных соседях по отделению.
А пока запомним, что депрессия - это не просто плохое настроение, ничего романтичного и модного в ней нет. Зав отделением заверил меня, что применит проверенный препарат, от которого мне уже через неделю станет заметно лучше, а пока сделают укол и я засну.
В продолжении я расскажу, как меня выводили из этого состояния, как и чем живут люди в психиатрической клинике. Это, товарищи, персональный ад.





Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*